Как поддерживать российский софт и делать это правильно

Дмитрий Комиссаров
17 июля 2019
Мнения
58

Правительство предложило субсидировать ставки по кредитам разработчикам сквозных технологий и планирует выделять гранты на создание офисного ПО и средств информационной безопасности. Мы создаем МойОфис и решили разобраться, что это все означает, для кого это важно и будет ли эффективно.

Что предлагает государство

В конце 2018 г. премьер-министр РФ Дмитрий Медведев представил национальный проект «Цифровая экономика». В него заложены расходы на 1,6 трлн руб., которые пойдут на создание условий для внедрения современных технологий во всех отраслях. Предполагается потратить эти средства на шесть направлений, в том числе 450 млрд руб. будет направлено на создание российских сквозных цифровых технологий и их экспорт, а также 30 млрд руб. — на решения в области информационной безопасности.

В начале июня 2019 г. прошло рабочее совещание в Аналитическом центре при правительстве РФ. На нем обсуждали проект постановления, который определяет способы поддержки разработчиков через механизмы льготного кредитования. Речь идет о субсидировании банковских ставок кредитных договоров, которые заключаются с целью создания российских сквозных технологий, в том числе больших данных, искусственного интеллекта и квантовых технологий.

Параллельно правительство думает над созданием фондов для поддержки разработчиков офисного ПО и средств информационной безопасности. Планируется выделять гранты в объеме до 500 млн руб. на один проект. Много ли это? Этих денег хватит на 200 человеко-лет. Если учесть, что разработка программных решений длится в среднем от 3 до 5 лет, то максимальная сумма гранта покажется не такой уж и большой.

Что нужно софтверным компаниям

Говоря о субсидировании, отметим, что государство готово финансировать от 1% до 5% ставки кредитного договора с максимальным сроком действия до 6 лет и объемом до 1,5 млрд руб. Казалось бы, государственная субсидия на кредит — отличная история. Но есть два «но».

Во-первых, для производителя ПО размер процентной ставки по кредиту, важен, но не имеет определяющего значения. Софтверный бизнес отличается высокой маржинальностью, и столь важные для традиционного бизнеса дополнительные 2-3%, или даже 5%, к кредитной ставке для производителей софта вторичны. Гораздо важнее само наличие кредита, нежели льгота по проценту к нему.

Во-вторых, при принятии решения кому выделять субсидию, государство будет выступать в несвойственной для себя роли венчурного инвестора, который нацелен на 100%-й успех и гарантированный возврат своих инвестиций. Причем контролировать разработчиков будут Счетная палата, прокуратура и прочие госорганы.

Государство хорошо справляется со своей основной функцией заказчика, которую и надо усиливать, централизовать и регулировать. Например, оно может сформировать план закупок отечественного софта, подготовить бюджет, принять меры по запрету закупок иностранных аналогов и самое главное — четко этому плану следовать.

Только формирование спроса может стать реальной поддержкой для всего IT‑рынка. Под такие гарантии венчурные инвесторы придут самостоятельно, и не с просьбой о субсидии, а с собственными средствами. Подобные меры сделают индустрию и создаваемые продукты конкурентоспособными не только в России, но и на международном уровне, увеличат экспорт отечественного ПО, а не услуг по созданию чужого кода.

Почему льготные кредиты не будут работать

В отличие от традиционного производства создание программных продуктов требует иного распределения ресурсов. На примере нашей компании «Новые облачные технологии» — капитальные затраты или CAPEX не превышают 3% от общего объема. Остальные расходы — операционные или OPEX — это зарплата, аренда офиса и коммунальные платежи.

Софтверным разработчикам не нужны основные средства производства — станки, сложное оборудование, машины или инструменты. Чтобы писать код, требуются лишь столы, стулья и компьютеры. Их стоимость ниже месячной зарплаты программистов. IT‑компаниям, особенно разработчикам со сравнительно небольшим денежным потоком и сложно оцениваемыми материальными активами, банально нечего оставить в залог по кредиту — что льготному, что не льготному.

Банки и кредитные организации крайне неохотно дают кредиты без залогового обеспечения. Для них это рисковые операции. Регулятор требует резервировать такую же сумму в Центробанке, что ведет к удвоению расходов банков. Если это делать по льготным ставкам, с точки зрения любого банка такой бизнес перестает быть привлекательным.

Зарубежный опыт

История последних 30-40 лет показывает, что правительства США и Китая смогли обеспечить стабильный заказ на разработку нужных государству программных решений. Это привело к значительному росту собственных компаний-разработчиков и их последующей гегемонии на международном рынке. Фактически, когда сегодня мы говорим про IT‑гигантов, мы подразумеваем именно китайские и американские компании.

Страны, которые не смогли сформировать подобные программы поддержки, оказались в существенно худшем положении, несмотря на технологическую развитость. Например, в странах Западной Европы нет глобальных софтверных компаний, за исключением только SAP, которая работает в узком сегменте автоматизации производства. В Японии есть SoftBank, но эта компания выросла на инвестициях и выгодном приобретении акций Yahoo! и Alibaba, а не за счет развития японской IT‑индустрии.

Что важно, американцы на государственном уровне не закупают китайский софт, китайцы — американский. При этом по объему любой из этих рынков значительно превосходит российский. Мы не сможем полностью скопировать их опыт, но базовый подход к сохранению цифрового суверенитета — обязаны.

Экспорт российских программ увеличит доходы бюджета

При покупке автомобиля, произведенного внутри страны, не менее 30% средств от его цены неминуемо уходит за границу в виде стоимости комплектующих, лицензионных отчислений и прибыли автопроизводителей. C разработкой софта все иначе. Здесь каждый рубль, который был потрачен на российское ПО, остается рублем внутри страны. За вычетом разве что 3% капитальных расходов, которые уходят на покупку компьютеров и оборудования. Все остальные расходы разработчика остаются чисто российскими — это зарплаты, аренда офиса, оплата за электроэнергию и т. п.

Надо смотреть шире и развивать всю экосистему импортонезависимых IT‑решений, только такой путь приведет к значительному росту доходов российского бюджета от продажи отечественного софта. Экспортный доллар от продажи российских программ за границу РФ — это доллар, который идет на зарплату бюджетникам.

Царь Александр III любил говорить своим министрам, что «у нас только два верных союзника — армия и флот». В современных реалиях к этому списку стоит добавить еще и отечественный софт.

Оригинал: Вести.Ру

Дмитрий Комиссаров
Основатель, акционер и генеральный директор компании «Новые облачные технологии».
Подпишитесь на нас
ВКонтакте Google+